Тунлипухи
Делю шкуру неубитого Белого Кролика
Страх перед жизнью - это так естественно. Этот мир никогда не останавливается, даже если ты разбил последнюю чашку, потерял человека или давно оберегаемую мечту - рекламные голоса, укрытые слащаво килограммами косметики, все равно будут вещать про новую марку йогурта, сосед сверху не поленится залить тебя, а налоговая не прекратит звонить. Мы все еще тут, мы все еще вращаемся в сутках, мы все еще крутимся годами, мы все еще мчимся в стремительной космической темноте, почте никогда не вспоминая об этом.
Я могу в любой момент обернуться, и воспоминания будут накатывать неслышно и уходить так же бесшумно, словно ожившие морские волны, - вот же они, сонные и усыпанные снегом зимные вечера, когда захватывает дыхание, бывшие и нынешние, любимые и нелюбимые, стоящие рядом и уже потерянные люди; это же так глупо - просить уйти из твоей головы и разобранные миллионы раз на крошечные частички ошибки, и минуты радости; жизнь с ошибками гораздо лучше той, в которой ты просто ничего не сделал, или, что хуже - даже не осмелился попробовать сделать.
Потому что именно здесь, в мире бесконечных забот и нескончаемых ручейков человеческой суеты, стоит жить. Чувствовать, как на город наползает чуть осязаемая сизая дымка белых ночей, как разводятся мосты, как захлопываются ставни и загораются теплые огни собравшихся семей за окнами, которые всегда ярче огней электрических, как крепче сжимают руки напуганные внезапным счастьем влюбленные; город засыпает, закрывая двери реальности для всех уставших и утомленных и открывая для других - знакомых друг с другом, казалось бы, всю жизнь, бездумно растворяющихся в ночных перемигиваниях разноцветных светофоров и тонущих в неоне витрин, машущих проплывающим мимо белозубым и загорелым туристам на кораблях; вместе с ними мы можем закутываться в три красных флисовых пледа разом, сидеть на продуваемых восточными ветрами верандах и готовиться к экзамену, зачерпывая последний океан сил из чашки крепкого кофе, когда стрелка соберется лениво переползти на пять утра. Я чувствую, как эта жизнь все яростнее вгрызается в зеленый Санкт-Петербург, как улицы заливают потоки солнечного тепла и света, как люди меняют плотный панцирь одежды, свою многослойную капусту, на легкое и невесомое - и так же ширятся улыбки, доверительнее отражается свет в глазах перед тем, как уйти в сон вместе с этой неутихающей вселенной, мчащейся вечно всюду и в пропасть "никуда" без всяких рамок. И кажется, что так будет всегда; я не бессильна, я снова здесь.
И тогда я говорю: привязывайтесь, привязывайтесь к своей реальности, делайте ее уютнее, но не будьте привязанными к ней. Если бы я написала книгу, то обязательно бы назвала ее "make love, make magic".
теплая котяра